Решение Верховного суда: Определение N 94-КГПР14-2 от 25.11.2014 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

верховны й суд

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №94-КГПР 14-2

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 25 ноября 2014 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Назаренко Т.Н.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску «Федерального государственного казенного учреждения «Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чукотскому автономному округу» к Сидорову Р Е и несовершеннолетней Димеевой О А о выселении и снятии с регистрационного учета

по кассационному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации - Кехлерова С.Г. на решение Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 30 октября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Чукотского автономного округа от 30 января 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав представителя Федерального государственного казенного учреждения «Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чукотскому автономному округу Гудкова А.В., возражавшего против доводов кассационного представления заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., поддержавшей доводы кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Федеральное государственное казенное учреждение «Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чукотскому автономному округу» (далее - ФГКУ ФСБ РФ по Чукотскому автономному округу) обратилось в суд с иском к Сидорову Р.Е. и несовершеннолетней Димеевой О.А. о выселении и снятии с регистрационного учета по месту жительства. В обоснование заявленных требований истец указал что 1 мая 2010 г. с Димеевой Л.Н. (матерью ответчиков) на период прохождения ею военной службы по контракту был заключен договор найма служебного жилого помещения - квартиры в доме по улице

автономного округа. Данная квартира была предоставлена на состав семьи из четырех человек - Димееву Л.Н., ее мужа Димеева А.В., сына Сидорова Р.Е., г. рождения и дочь Димееву О.А., г. рождения. 13 августа 2011 г. мать ответчиков Димеева Л.Н. погибла, в связи с чем приказом командира войсковой части от 2 сентября 2011 г. она была исключена из списков личного состава, действие контракта прекращено. По мнению истца договор найма служебного жилого помещения после прекращения контракта с Димеевой Л.Н. так же прекратил свое действие. Поскольку в квартире остались проживать Сидоров Р.Е. и несовершеннолетняя Димеева О.А., которые на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий не состояли и после смерти Димеевой Л.Н. утратили право проживания в спорном жилом помещении, истец просил выселить ответчиков из спорного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения и снять их с регистрационного учета.

Решением Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 30 октября 2013 г. исковые требования удовлетворены частично постановлено выселить Сидорова Р.Е. из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Чукотского автономного округа от 30 января 2014 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Кехлеровым С Г. подано кассационное представление, в котором ставится вопрос об отмене решения Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 30 октября 2013 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам суда Чукотского автономного округа от 30 января 2014 г. в части удовлетворения исковых требований к Сидорову Р.Е. о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 октября 2014 г. кассационное представление Кехлерова С.Г. с делом передано для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений в части удовлетворения иска к Сидорову Р.Е. о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении оспариваемых судебных постановлений такие нарушения норм материального права были допущены судами первой и второй инстанций.

Как установлено судом, спорным является жилое помещение расположенное по адресу: автономный округ, г. , ул д. , кв. которое находится в собственности Российской Федерации и на праве оперативного управления закреплено за ФГКУ ФСБ РФ по Чукотскому автономному округу (т.1, л.д. 8).

1 ноября 2004 г. решением жилищной комиссии войсковой части указанная квартира предоставлена Димееву А.В. в связи с прохождением им военной службы на состав семьи из четырех человек с учетом супруги Димеевой Л.Н., сына Сидорова Р.Е., года рождения, и дочери Димеевой О.А.,

года рождения (т. 1, л.д. 20, 75).

24 ноября 2009 г. Димеев А.В. уволен с военной службы в связи с несоблюдением условий контракта (т.1, л.д. 73).

1 мая 2010 г. по договору найма служебного жилого помещения спорная квартира предоставлена Димеевой Л.Н. в связи с прохождением военной службы. В качестве членов ее семьи в договоре указаны: супруг - Димеев А.В сын Сидоров Р.Е. и дочь Димеева О.А. (т. 1, л.д. 9-11, 76-78).

13 августа 2011 г. Димеева Л.Н. погибла (т. 1, л.д. 17).

Вступившим в законную силу приговором Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 25 января 2012 г. Димеев А.В. признан виновным в смерти Димеевой О.А. и осужден к 10 годам лишения свободы (т. 1, л.д.134-139).

Согласно выписке из финансово-лицевого счета от 22 мая 2012 г Димеев А.В. является нанимателем спорного жилого помещения, с регистрационного учета в данном жилом помещении не снят (т.1, л.д. 20).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования ФГКУ ФСБ РФ по Чукотскому автономному округу о выселении Сидорова Р.Е. из занимаемого жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 1 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», частью 1 статьи 103, частью 3 статьи 104 Жилищного кодекса Российской Федерации исходил из того, что спорное жилое помещение является служебным, предоставленным Димеевой Л.Н. на период прохождения ею военной службы, в отношении которого договор найма подлежит прекращению со дня ее увольнения с военной службы. Ни к одной из предусмотренных положениями частью 2 статьи 102, частью 2 и частью 5 статьи 103 Жилищного кодекса Российской Федерации категорий граждан, которые не подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения, Сидоров Р.Е. не относится.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, дополнительно указав, что, поскольку спорное жилое помещение предоставлено Димеевой Л.Н. после введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, оснований для применения положений статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР, предусматривающей выселение граждан из служебных жилых помещений только с предоставлением другого жилого помещения, не имелось. Кроме того, суд апелляционной инстанции сослался на то, что Сидоров Р.Е. членом семьи лица, уволенного с военной службы, не являлся, а потому социальные гарантии, предусмотренные Федеральным законом «О статусе военнослужащих» на него также не распространяются.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с нарушением норм процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» (далее - Вводный закон) к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев предусмотренных этим Федеральным законом.

В связи с этим суду при рассмотрении конкретного дела необходимо определить, когда возникли спорные жилищные правоотношения между сторонами (пункт 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации»).

Учитывая, что спорное жилое помещение предоставлено военнослужащему Димееву А.В. на состав семьи из четырех человек (в том числе с учетом Сидорова Р.Е.) в 2004 году, то отношения по пользованию жилым помещением возникли в период действия Жилищного кодекса РСФСР поэтому при разрешении спора подлежали применению нормы Жилищного кодекса РСФСР.

Тот факт, что в 2010 году с Димеевой Л.Н. заключен договор найма в отношении спорной квартиры, в котором также указаны супруг Димеев А.В сын Сидоров Р.Е. и дочь Димеева О.А., не свидетельствует о возникновении новых правоотношений по пользованию жилым помещением в период действия Жилищного кодекса Российской Федерации, как ошибочно полагает суд поскольку при заключении договора в 2010 году произошла лишь замена нанимателя жилого помещения в данном договоре.

В связи с указанным, вывод суда о неприменении в данном случае положений норм Жилищного кодекса РСФСР, нельзя признать правильным.

В соответствии со статьей 101 Жилищного кодекса РСФСР служебные жилые помещения предназначаются для заселения гражданами, которые в связи с характером их трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него. Жилое помещение включается в число служебных решением исполнительного комитета районного, городского, районного в городе Совета народных депутатов. Под служебные жилые помещения выделяются, как правило, отдельные квартиры.

Согласно пункту «а» пункта 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» использование жилого помещения в качестве специализированного жилого помещения, за исключением случаев предусмотренных федеральными законами, допускается только после отнесения его к специализированному жилищному фонду решением органа осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом, в соответствии с установленным порядком и требованиями Вопрос о том, является ли конкретное жилое помещение специализированным (в частности, служебным, общежитием, жильем для временного поселения вынужденных переселенцев или лиц, признанных беженцами), решается, в силу статьи 5 Вводного закона, исходя из положений законодательства действовавшего на момент предоставления данного жилого помещения.

Таким образом, при разрешении спора о выселении из служебного жилого помещения юридически значимым по делу обстоятельством является установление статуса жилого помещения, а именно является ли оно служебным.

Между тем, в деле отсутствуют сведения о включении на момент предоставления Димеевым в 2004 году спорного жилого помещения в число служебных в установленном статьей 101 Жилищного кодекса РСФСР порядке тогда как от выяснения данного обстоятельства зависело применение к спорным правоотношениям положений Жилищного кодекса РСФСР.

Как видно из дела, спорное жилое помещение включено приказом Федеральной службы безопасности № 134 в специализированный жилищный фонд лишь 1 апреля 2008 г. (т.1, л.д. 6).

Кроме того, согласно статье 104 Жилищного кодекса РСФСР в соответствии с законодательством Российской Федерации служебные жилые помещения могут предоставляться отдельным категориям военнослужащих.

Пунктом 4 статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР определено, что без предоставления другого жилого помещения в случае, указанном в статье 107 настоящего Кодекса, не могут быть выселены, в частности, семьи военнослужащих.

Приходя к выводу о выселении Сидорова Р.Е. из спорного жилого помещения, суд апелляционной инстанции указал, что он членом семьи лица уволенного с военной службы, не являлся, а потому социальные гарантии предусмотренные Федеральным законом «О статусе военнослужащих» на него также не распространяются.

Между тем, статьей 53 Жилищного кодекса РСФСР определено, что к членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители.

Как разъяснено в пункте 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. № 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» (в редакции от б февраля 2007 г.), действовавшего на момент принятия обжалуемых судебных актов, при рассмотрении заявлений военнослужащих, связанных с осуществлением ими права на жилище необходимо иметь в виду, что основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как Федеральным законом «О статусе военнослужащих», так и нормами жилищного законодательства Российской Федерации. По установленным законом основаниям жилые помещения предоставляются военнослужащим и проживающим совместно с ними членам их семей. При решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, следует руководствоваться нормами Жилищного кодекса Российской Федерации.

В пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» также разъяснено, что при решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, судам следует руководствоваться нормами Жилищного кодекса Российской Федерации и Семейного кодекса Российской Федерации.

Как видно из дела, Сидоров Р.Е. как в 2004 году (на момент предоставления спорного жилого помещения Димееву А.В.), так и в 2010 году (на момент заключения договора найма с Димеевой Л.Н. в отношении того же жилого помещения) относился к членам семьи нанимателя, а именно, указан как сын Димеевых.

Таким образом, вывод суда о том, что Сидоров Р.Е. не относится к членам семьи нанимателя спорного жилого помещения, является необоснованным противоречащим вышеуказанным разъяснениям Пленума.

Пункт 4 статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР не допускал выселение без представления другого жилого помещения членов семьи умершего работника которому было предоставлено служебное жилое помещение.

Статьей 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации установлено, что граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, состоят в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 43 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» судам следует учитывать, что статьей 13 Вводного закона предусмотрены дополнительные гарантии для граждан, проживающих в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. В соответствии с названной статьей указанные граждане, состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях предоставляемых по договорам социального найма (ч. 1 ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации), или имеющие право состоять на данном учете (ч. 2 ст. 52 Жилищного кодекса Российской Федерации), не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. Категории граждан, выселяемых из служебных жилых помещений и общежитий с предоставлением другого жилого помещения, были определены статьями 108 и 110 Жилищного кодекса РСФСР.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Статьей 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность сторон представить доказательства, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела (статья 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств по данному делу являлось выяснение судом наличия или отсутствия условий, предусмотренных статьей 13 ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», при которых мог быть решен вопрос о возможности или невозможности выселения Сидорова Р.Е. из занимаемого спорного жилого помещения без предоставления иного жилья.

Следовательно, суду необходимо было выяснить, обладал ли ответчик к моменту введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации (1 марта 2005 г.) статусом лица, названного в пункте 4 статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР, чего судом сделано не было.

Кроме того, при разрешении спора подлежал установлению факт нахождения Сидорова Р.Е. в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или наличие у последнего права состоять на данном учете.

Однако это обстоятельство судом не исследовалось.

Между тем, от выяснения указанных обстоятельств зависело решение судом вопроса о возможности выселения Сидорова Р.Е. из занимаемого жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

По изложенным основаниям Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела, в связи с чем состоявшиеся судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 30 октября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Чукотского автономного округа от 30 января 2014 г. в части удовлетворения исковых требований Федерального государственного казенного учреждения «Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чукотскому автономному округу» к Сидорову Р Е о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения отменить, дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий

Судьи


Комментарии ()

    Судебная практика по статье 110 ЖК РФ